«Вдруг подкинули 124 миллиона долларов!»: скандал в деле полковника Захарченко

фото: Михаил Верный

На первое заседание не смогли прийти (хотя и очень хотели) главные действующие лица — Дмитрий Захарченко и его отец Виктор, которые находятся под арестом в СИЗО. Не пришли (видимо, не очень-то и хотели) остальные соответчики — мать полковника Валентина Захарченко, ее дочь Ирина Разгонова, экс-жена Дмитрия Яна Саратовцева, ее мать Наталья Чайникова, бывшая любовница Ирина Петрушина, фактическая супруга Марина Семынина. Явилась только одна из гражданских жен — 25-летняя Анастасия Пестрикова в сопровождении отца Владимира Пестрикова. В зале также присутствовал муж сводной сестры Ирины Разгоновой. Мужчина пожаловался, что ему трудно сидеть на лавочке из-за швов после недавно перенесенной операции. Зато девять представителей ответчиков еле уместились за двумя большими столами. Правда, представителя Семыниной среди них не оказалось. По слухам гражданская жена полковника «номер два» переехала из столицы в Сочи с дочерью 9-летней Ульяной.

Процесс «века» начался с многочисленных ходатайств защитников. Адвокат Валерий Тунникова настаивала на привлечении в качестве третьих лиц отца Пестриковой и риелтора Марии Чижух. Адвокат Александр Горбатенко пытался в отсутствии Семыниной привлечь органы опеки для защиты интересов несовершеннолетней дочери Захарченко. Представитель Виктора Захарченко Виктор Емельянов просил обеспечить его присутствие, так как он находится под арестом в СИЗО. В результате все ходатайства были отклонены.

Генпрокуратуру РФ представлял прокурор Сергей Бочкарев. Он заявил, что надзорное ведомство тщательно проверило законность получения доходов господином Захарченко с 2001 по 2016 годы. С того момента, как он стал госслужащим.

— За это время официальный доход Дмитрия Захарченко составил всего 12 млн рублей. Найденные у него деньги несоразмерны его доходам. Другие соответчики помогали ему легализовывать незаконные средства. Он прибегал к их помощи с целью казаться законопослужным гражданином, — отметил прокурор. По его словам, ответчики предоставляли свои личные данные Захарченко для совершения сделок и помогали ему тратить деньги и скрывать их.

Прокурор Бочкарев перечислил, что во время обысков нажил непосильным трудом простой деревенский парень из Ростовской области — более 374 млн рублей, более 140 млн долларов, более 2 млн евро, 13 квартир и 14 машино-мест, четыре дорогостоящие иномарки, а также один золотой слиток весом полкилограмма. В частности, в квартире на Ломоносовском проспекте в квартире сводной сестры Ирины Разгоновой сыщики нашли более 124 млн долларов, почти 1,5 млн евро и более 342 млн рублей. В квартире, принадлежащей матери полицейского Валентины Захарченко, на Мичуринском проспекте хранилось порядка 19,5 млн рублей, 600 тысяч евро и 20 тысяч долларов.​ Кроме того, у женщины нашли часы Rolex.

Как подчеркнул Бочкарев, Валентина Захарченко в прошлом педагогический работник, а ныне пенсионер, с 2002 по 2015 годы заработала всего 67 тысяч рублей. При том, что имущества у нее на сотни миллионов рублей. Отец Виктор Захарченко тоже педагогический работник с 2002-2015 годы заработал всего 9 млн рублей. Но сумел сделать внучке Ульяне поистине царский подарок: малышка стала владелицей квартиры за 77 млн рублей. Ее мама за последние 11 лет заработала 600 тысяч рублей, а только стоимость ее автомобилей составила более 16 млн рублей. Бывшая законная супруга, модель

Яна Саратовцева благодаря заботе мужа разбогатела на более чем 70 млн рублей.

Прокурор обратил внимание на заработок Дмитрия Захарченко всего за один рабочий день, который составил более 20 млн рублей.

— В машине, которой Захарченко пользовался по доверенности, в бардачке обнаружили 13 млн рублей, 170 тысяч долларов и 5 тысяч евро. В служебном кабинете было найдено 92 тысячи рублей. Эту сумму он извлек всего за один трудодень!, — продолжал читать с выражением прокурор.

По его словам, впоследствии было найдено ещё 16 млн рублей, которые сожительница полицейского Анастасия Пестрикова прятала на счетах своей родственница из Питера Лилии Горшковой. Кстати, Пестрикова никогда не работала и абсолютно не имела доходов.

Представитель Генпрокуратуры уверен, что Захарченко сказочно разбогател после перевода в Москву в Департамент экономической безопасности в 2005 году. До этого времени семья офицера не располагала значительными денежными средствами. Он привел пример, как полковник в 2013 году поехал в путешествие с Саратовцевой. Они посетили много стран, в том числе США. Только в Нью-Йорке Захарченко потратил более 300 тысяч долларов.

— Это было до брака, — заметил адвокат девушки.

Затем представители ответчиков начали бомбардировать вопросами истца. Каждого интересовало, почему к его доверителю возникли претензии. Тем не менее прокурор Бочкарев с успехом отражал все атаки.

Адвокат Леонид Буров, представляющий Петрушину, поинтересовался, как считали суммы, если, например, Петрушина вложилась в квартиру еще на этапе ее строительства в 2011 году?

— Нас интересует не сумма, а сам объект недвижимости. Петрушина являлась близким лицом для Дмитрия Захарченко до 2010 года. На нее была зарегистрирована квартира на Ломоносовском проспекте. Но жильем она не пользовалась, коммунальные услуги не платила. Проживала в Ростове, — ответил прокурор. На это адвокат заметил, что Петрушина с супругом давно живёт в Дубаи.

Адвокат Виктор Емельянов попытался защитить Валентину Захарченко. По его словам, деньги, найденные в ее квартире, это личные накопления и доходы от продажи недвижимости.

— Она с мужем занималась бизнес-деятельностью на земельных участках в Ростовской области. Также получила наследство от родственницы в 1 млн долларов, мы не должны отчитываться о доходах согласно закону, — говорил он.

От таких аргументов нервы у прокурора не выдержали.

— Вдруг подкинули им более 124 млн долларов! — вскипел он. — Мы защищаем общество и государство от таких, как Захарченко, — отметил он. По его мнению, такие люди не должны иметь отношение к госслужбе.

— Пестрикова взяла деньги, разместила их на своих счетах, получала проценты, на которые жила. А потом их отдала Лилии Горшковой, — продолжал кипеть Бочкарев.

Он пояснил, что Пестрикова получила имущество из незаконных источниках. Тем не менее, она приняла это имущество и извлекала прибыль. И тем самым содействовала коррупционеру Дмитрию Захарченко.

Настала очередь выступать представителя полковника.

— Исковые требования не подлежат удовлетворению в полном объеме, — заявил Александр Горбатенко. — Захарченко не совершал сделок с землей, не приобретал автомобили и недвижимость, не передавал деньги родственникам и иным лицам.

Юрист отметил, что Захарченко не принадлежат найденные деньги, кроме 92 тысяч рублей.

— Откуда тогда столь большое имущество вдруг появилось у пенсионеров и бывших педагогических работников? — спросил прокурор.

— Разгонов, супруг Ирины Разгоновой, в свое время заработал 15 млн долларов, — ответил Горбатенко.

В свою очередь адвокат Звягинцев утверждал, что полицейский не давал деньги Саратовцевой для покупки квартиры в Зачатьевском переулке.

— В деле нет доказательств, — подчеркнул представитель. Аналогичные высказывания прозвучали от всех адвокатов. Но им еще предстоит найти подтверждающие доходы документы.

Так или иначе все ответчики намерены бороться за свое имущество, но пока никто из них не может объяснить его происхождение.

Прокомментировать скандальный судебный процесс «МК» попросил юриста FMG Group Игорь Головко

— На основании чего можно изъять деньги у Захарченко и его родственников?

Получив материалы, свидетельствующие о несоответствии расходов и доходов чиновника и членов его семьи (супруги, несовершеннолетних детей) прокурор вправе обратиться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого госслужащим не было предоставлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.

Такие дела рассматриваются районным судом по месту жительства ответчика.

— Можно ли по закону изъять деньги не у родственников Захарченко?

В отношении имущества дальних родственников и друзей судье прокурором в суд должны быть представлены неопровержимые доказательства, что фактически имущество принадлежит Захарченко, а сделки по приобретению на других лиц оформлены с целью сокрытия фактического владельца.

То есть, номинальные собственники арестованных квартир не должны быть правомочны владеть, пользоваться и распоряжаться, не выбирали квартиры при покупке, не приходили в подразделения Росреестра для оформления сделки, не платили за коммунальные услуги и т.д.

Такие доказательства могут быть получены в процессе оперативно-разыскной деятельности. Обязательным условием проведения ОРМ и использования в суде результатов является предварительный запрос, направленный прокурором до начала их проведения (Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 года № 144 – ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности»).

Если прокурор представит в суд копии материалов уголовного дела, законность их использования в этом процессе требует оценки.

Уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено направление материалов уголовного дела прокурору для противодействия коррупции. Допрошенные по делу лица имели право не свидетельствовать против самих себя и близких родственников (ст. 51 Конституции России), подозреваемые и обвиняемые в преступлениях имели право отказаться от дачи показаний, и даже лгать следователю (ст.ст. 46-47 УПК РФ). Содержание таких материалов может не быть достоверным.

Прокурор обязан представить в суд материалы, свидетельствующие о соблюдении установленной процедуры при осуществлении контроля за расходами – то есть, подтвердить соответствие закону обстоятельств получения всех представленных в суд доказательств.

В остальном бремя доказывания законного источника происхождения средств, позволивших приобрести такое имущество, возлагается на ответчиков. От ответчиков суд вправе принимать любые допустимые в гражданском процессе доказательства ими денежных средств по гражданско-правовым сделкам (например, по договорам займа, дарения).

— Сможет ли Захарченко участвовать в процессе по конфискации?

Захарченко должен быть надлежащим образом уведомлен о времени и дате процесса. Учитывая, что в его отношении избрана мера пресечения, суд должен обеспечить явку Захарченко в процесс, запросив об этом разрешения у следователя.

Comments are closed.