«Иду на лыжах к полюсу!»: спецкор «МК» в Большой Арктической экспедиции

фото: Евгений Семенов

В лыжном походе придется преодолевать и водные преграды.

Ранее этот проект Большая Арктическая Экспедиция был всероссийским, однако в этот, юбилейный десятый раз — стал московским. Чтобы получить возможность попасть на полюс, ребята должны были написать арктический диктант, представить свою работу на участие в городском конкурсе «Арктика» (направления — экология, техносфера, жизнь на полярных станциях и экотуризм) и в итоге направить в «Лабораторию путешествий» анкету и заявку.

Из нескольких тысяч отобрали 40 школьников — «с лучшими человеческими качествами, умением дружить, доверять и проявлять поддержку»., Вскоре они отправились на учебно-тренировочные сборы. По итогам остались «семеро смелых» — они вошли в отряд «Полюс» и вместе с легендарным потомственным путешественником Матвеем Шпаро отправятся в 100-километровое недельное путешествие на лыжах до Северного полюса.

Участники отборочного этапа. Фото: соцсети.

Еще семеро ребят из отряда «Барнео» будут в течение этого времени находиться на дрейфующей полярной станции и вместе с учеными и биологами проводить различные исследования. Возглавит эту группу учитель года-2017, преподающий биологию в московской школе № 171, Иван Смирнов.

В каждую группу отобрано и по трое запасных участников.

Спецкору «МК» предстоит пройти путь вместе с первым отрядом — следите за новостями об экспедиции, которые мы будем отправлять с непростого маршрута!

13-го апреля у ребят из «Полюса» состоялась заключительная тренировка, на которой предстояло пройти краткое обучение о плавании в специальных костюмах в проруби. А для автора этих строк история приключения для началась несколькими днями раньше.

***

В среду, 11 апреля, примерно в 12:40 по московскому времени в дорогой редакции мне задали вопрос: умею ли я ходить на лыжах? Последний раз я отвечал на него на первом курсе университета, когда физрук искал парней для соревнований. А последний раз стоял я на них за год до этого.

На этот раз простой вопросик обернулся обратным отсчетом одного часа, за который я должен был ответить: рискну ли махнуть на дрейфующую полярную станцию «Барнео» и оттуда пройти 100 км до Северного полюса.

Следующие 60 минут были как в тумане. Мои соцсети моментально заполнились сообщениями самым близким людям с примерным содержанием: «Срочно зайди, мне нужен твой совет». Но, в конце концов, итоговое решение в любом случае предстояло принять мне. Коллеги по «МК» между тем начали мерять меня необычными взглядами: дескать, сдюжит, не сдюжит, поддержит ли честь родной газеты?

Такие шансы выпадают редко и далеко не всем. Уверен — я бы себя сгрыз, если бы отказался. Правда, промелькнула мысль: может, получится просто побыть на «Барнео» и подождать экспедицию в лагере? Ну уж нет. Добраться до места, от которого крайняя точка Земного шара находится всего в сотне километров — и не побывать на ней! Поэтому через час я дал главному редактору ответ, что лечу.

Все-таки жить с идеологией, что главное вписаться, а потом уже будем разбираться — авантюрно, но интересно.

Что я знал об Арктике на тот момент? Что там холодно, что там есть белые медведи и что там можно легко себе что-нибудь сломать. О себе я знал как минимум то, что я люблю холод и ломал себе уже почти все.

Для начала надо было перенастроить собственное мышление и понять, что мишки на Севере — это не те прикольные плюшевые создания, от которых ты умиляешься в зоопарке и которые любят сгущенку. Белый медведь — плотоядное животное, которое находится у себя дома и которому плевать, что ты — человек — возомнил себя вершиной пищевой цепочки.

Следующее обязательное действие зависит от склада вашего характера. Если вы предпочитаете знать, с какими ужасами можете столкнуться, следуя логике «предупрежден, значит вооружен» — то вперед. Я сделал именно так, и во время чтения понял, что никогда еще редакционное кресло не было таким теплым и родным.

Следующие два дня я больше времени уделял тому, чтобы ответить интересующимся, что это не шутка и я действительно пойду на Северный полюс…

В начале последней перед вылетом тренировки мы стояли с Матвеем Шпаро на берегу и наблюдали, как ребятам дают краткий инструктаж о предстоящем. Я недоверчиво смотрел на воду и, наконец, нашел в себе силы признаться не только Матвею, но и себе: больше всего мне страшно именно за этот этап. Если разойдутся льдины, придется преодолевать части маршрута вплавь.

фото: Евгений Семенов
Матвей Шпаро и наш спецкор Алексей Сафонов.

С водой у меня отношения односторонние и не взаимные. Она очень любит обнимать меня целиком, пока я истерично пытаюсь от нее отмахнуться и вырваться. К остальным вызовам я морально уже был готов. По крайней мере, мне так кажется сейчас.

– Каковы шансы, что я вернусь? — таким был первый вопрос Матвею.

– Сто процентов! — обнадежил Шпаро.

У школьников таких вопросов не возникало. И, думаю, после огромного конкурса и всех тренировок (например, большого учебного похода по Карелии), возникнуть в принципе не могло. Ребята уже облачались в костюмы и один за другим погружались в воду.

Они же помогли мне одеться. Сначала это были специальные штаны, потом теплая куртка и только затем — цельный костюм, в который самостоятельно влезть весьма сложно. Меня одевали двое, и через пару минут единственной не закрытой частью тела осталось лицо.

На краю льдины ждал Алексей, который также будет участником экспедиции. Механика максимально простая: садишься, медленно опускаешь ноги в воду и чувствуешь, как воздух внутри костюма поднимается наверх. Стараешься спуститься вертикально и в итоге надуваешься как поплавок. Серией незамысловатых движений поворачиваешься и плывешь спиной вперед.

– Леша, как часто мне надо оборачиваться, чтобы не врезаться в льдины?, — спрашиваю помощника.

– Все зависит от того, насколько ты бережешь свою голову.

Предыдущие два года прошли в секции смешанных единоборств и спаррингах без шлема…

Плавать оказалось несложно. То ли потому что я знал, что меня страхуют и дно в теории совсем рядом, то ли потому, что это правда просто, если выслушал все инструкции и сделал все правильно. Но я понятия не имею, каково будет спускаться в воду, понимая, что под тобой — глубина в четыре километра. Я обязательно расскажу об этом.

— А можно мы будем называть тебя не Леша, а как-нибудь иначе? Ты ведь второй уже Леша, путаться будем, — спросила меня девушка, которую, увы, по имени я пока не знаю, но обязательно выучу, как и всех остальных.

– Конечно. Как угодно.

– Например… Борода?

Такое обращение я слышу чаще, чем по имени, так что согласился. Кстати, бороду в итоге придется подкоротить. По словам Матвея, в Арктике она моментально превратится в кусок льда, и чем длиннее борода, тем сложнее будет там.

– Ладно, самый главный вопрос — на что я подписался? — спрашиваю у Шпаро.

– На самое большое в своей жизни приключение.

– Каковы шансы встретить на Северном полюсе что-то опасное?

– Они большие. Шансы вернуться домой — тоже очень большие (смеется).

– Что важнее в таких походах — физическое или моральное состояние?

— Однозначно моральное. Если человек настроен на то, что он может достичь, преодолеть, победить, то он побеждает. Все остальное — технические знания, физическая сила — это третичное.

Рядом с тобой хорошие друзья, хорошая команда. Ребят мы отбирали не только по принципу физической составляющей — каждый из них в любой ситуации готов прийти на помощь своему товарищу. Хоть они тебя и не знают, но, так как ты стал частью этой команды, можешь рассчитывать на них как на самого лучшего друга.

– Главное в команде — умение работать друг с другом или это сборная людей, где каждый способен быть лидером?

– Лидеры бывают разные. Бывают положительные, бывают отрицательные, тянущие все на себя. Когда формировали команду, определяли, у кого насколько развиты лидерские качества. Основной задачей было отдиагностировать участников так, чтобы в результате их совместной работы была выполнена поставленная задача. Каждый из них лидер в том плане, что он не мямля. Каждый из них чего-то добивается. Но при этом следующим фактором является умение слушать, подчиняться начальнику экспедиции, от которого зависит безопасность.

– У вас было великое множество различных путешествий. Понимаю, что без них уже невозможно жить, но все-таки: почему вы каждый раз к этому возвращаетесь? В чем мотивация?

— Каждое новое путешествие и содержит в себе главное слово — новое. Не бывает двух одинаковых. Даже торосы каждый раз меняются. Северный полюс сейчас рядом, а через пять минут он от тебя уплыл.

Но самое важное — дети разные. Каждый ребенок — это индивидуальность, свой характер, свои особенности. Благодаря таким путешествиям наша молодежь становится лучше. Эти ребята в идеале должны стать некими амбассадорами у себя в школе, районе, округе или еще где-то. Надеюсь, что когда они вернутся, они начнут проводить уроки «от полярника». Это же круто! Когда ребенок, которому 15-16 лет, выступает в своем классе и рассказывает о том, что с ним происходило в течение семи дней, какое это было путешествие, это всех должно подвигать. Все должны мечтать и достигать этого. Это и есть наша основная цель.

***

По плану мы должны вылететь в ночь с 16-го на 17-е апреля. Вернуться — 25-го. У меня осталось примерно три дня, чтобы понять масштабы надвигающегося — бесконечных белых просторов, движения вперед… Как это будет? Тишина, которую будем нарушать только мы хрустом снега? Что придется терпеть, а что будет даваться легко? И почему, в конце концов, это нормально — доверить свою жизнь людям, с которыми познакомился лишь неделю назад?

фото: Евгений Семенов

И еще за эти три дня надо выслушать пожелания друзей и близких, кому что привезти. Кто-то просит сделать фотографию с его фотографией, кто-то надеется на магнитик. Сомневаюсь, что меня будет ожидать сувенирная лавка, но все-таки.

Для себя же я решил, что кроме эмоций и фото, захвачу немного снега и льда. Конечно, они растают по дороге домой, но я обязательно заморожу их обратно.

Путешествие надо будет отметить. Много кто отмечал свои события напитком с дешевым льдом. Я же сделаю глоточек чего-нибудь с настоящим арктическим льдом. Ничего более изощренного моя голова пока не придумала и ранее вообще не выдавала. Кажется, мозг уже начал работать в режиме экстремальных условий!

P.S. Участниками Большой Арктической экспедиции в составе группы «Полюс» станут: Валерий Штанов (школа 1460), Владислав Тюрин (ГКОУ КШИ 1), Николай Обыденнов (школа 654), Олег Гайдеров (ЧОУ 1 школа), Кристина Шмачкова (лицей 1547), Дарья Семешкина (школа 444), Евгения Голубева (гимназия 1811). Руководитель группы — Матвей Шпаро.

Состав группы «Барнео»: Вероника Рузакова (ГАОУ ВО МГПУ), Николай Русев (школа 2030), Даниил Алексеенко (школа 1272), Дмитрий Мажаев (школа 192), Мария Жолнина (школа 902), Полина Михайлова (школа 1242) и Марина Климова (школа 2103). Руководитель группы — Иван Смирнов.

Следите за репортажами в этом сюжете!

Смотрите фоторепортаж по теме:

Большая Арктическая экспедиция: прошла последняя тренировка перед уникальным походом

32 фото

Comments are closed.