«МК» меняет мир»: в день 98-летия газеты журналисты вспомнили удивительных героев своих публикаций

фото: Геннадий Черкасов

ЖИТЕЛЯМ САМОЙ БОЛЬШОЙ КОММУНАЛКИ В РФ ДАЛИ ОРДЕРА

В марте этого года мы рассказывали о самой большой коммуналке в России.

Находится она в Санкт-Петербурге и занимает весь первый этаж обычного жилого дома. На 1248 квадратах в 34 комнатах прописаны 40 человек. Точнее, были прописаны. В октябре этого года людям начали выдавать ордера на новое жилье…

Эта коммунальная квартира выглядит скорее декорацией для фильма-катастрофы: краска на стенах в общих помещениях облупилась, плиты не работают, освещения в коридоре нет. С ужасом местные жители вспоминают, как однажды у них в ванной умер заглянувший погреться бомж.

За расселение коммуналки жители воюют, наверное, последние лет десять. И вот после нашей публикации лед наконец тронулся. Правда, выехали из квартиры-монстра пока не все жильцы. И на то есть объективные причины.

— В октябре нам позвонили и обрадовали, мол, можете ехать смотреть новые жилплощади. Но выяснилось, что нам фактически выдают не квартиры, а комнаты в «двушках». То есть у кого в коммуналке на Детской одна комната, нужно объединяться в пары и заезжать вместе в двухкомнатную квартиру, — рассказывает одна из бывших жительниц актриса Татьяна Лобунова.

Самую большую коммуналку в России начали расселять.

Татьяна с соседкой долго раздумывать не стали — создали пару и переехали в новые апартаменты. Жильем остались довольны: квартиру выдали в 14-этажном доме, туалет и ванная раздельные (в прежнем доме на 40 человек было всего два санузла), кухня 14 метров. И добираться до центра удобно.

А вот тем, у кого здесь в собственности было две комнаты, повезло меньше — им обещают квартиры в еще только строящемся доме.

Но и это уже достижение!

В ТЮРЬМУ НАЧАЛИ ПОСТАВЛЯТЬ… ТУАЛЕТНУЮ БУМАГУ

Так уж вышло, что многих наших граждан коснулась тюремная тема.

«МК» нашел инвалида с редчайшим заболеванием, который был обречен на скорую мучительную гибель в тюремных условиях. История Антона Мамаева возмутила общественность — после нашей публикации вышло множество статей и видеосюжетов о нем в СМИ, отреагировали прокуратура и т.д. Инвалид был выпущен на свободу.

Или вот публикация о заключенном, который провел в коме несколько месяцев, прежде чем умер (и при этом так и не был освобожден). Публикация не спасла конкретного человека, но была одним из факторов, ускоривших внесение изменения в Перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

Антон Мамаев все-таки вышел на свободу.

Статьи о женщинах, получивших срок за эсэмэс. Мы не побоялись рассказать, как рождаются такие дела, назвали фамилии следователя ФСБ, прокурора и судьи (в каждом случае это был один и тот же следователь, прокурор и судья), поведали о тех муках, через которые прошли эти женщины. Все это для того, чтобы подобное не повторилось больше ни с кем.

Статья о том, что происходит за решеткой с арестованными губернаторами на примере главы Марий Эл, который едва не умер в «Лефортово» в первые дни после задержания, шокировала многих высокопоставленных лиц. «Сама же власть посадила этих людей на высокие кресла и сама же потом оттуда свергла — на нары. Сама же она взрастила их и своей же рукой потом покарала. Эти люди еще до суда оказались в положении столь унизительном, в котором не находятся даже террористы и убийцы». После наших публикаций всем заключенным стали выдавать… туалетную бумагу (на ее отсутствие как раз и жаловался марийский экс-губернатор) и вовремя оказывать медпомощь!

ЖИЛЬЕ ДЛЯ ЛИЦ «НЕТИТУЛЬНОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ»

Еще в феврале 2010 года в «МК» была опубликована статья «Абхазия обрела независимость от… РФ», посвященная тому, как в республике отбирают жилье у лиц «нетитульной национальности».

Публикация вызвала большой резонанс. Прошло несколько лет. Но только сейчас дело сдвинулось с мертвой точки: героям журналистского расследования российские власти взамен утраченного в Абхазии жилья предложили квартиры в Адлере. Получили новые квартиры ветеран Великой Отечественной войны Олег Кулаев, Валентина Шевченко и Валентина Коваленко.

К сожалению, мать Валентины Шевченко, Татьяна Федоровна, которой и принадлежала захваченная местными мошенниками квартира, до этого дня не дожила. До последних минут она мечтала вновь оказаться на берегу Черного моря…

СПАСЕННЫЙ «МАУГЛИ ИЗ МАГАДАНА»

Почти полгода наша газета вместе со всей страной следила за судьбой мальчика из Магадана, которого прозвали «Маугли из Магадана».

В конце марта в Москву на лечение привезли сильно истощенного ребенка. В свои 11 лет он весил всего… 11 килограммов при норме 30. Привезла Валеру приемная мать Любовь Короткова — местные врачи якобы не смогли ничем помочь. Пока медики искали причину неведомого заболевания, выяснилась кошмарная правда: сама же опекунша и заморила мальчишку голодом.

Столичные врачи сразу тогда заподозрили неладное и пригласили к ребенку психолога, которому мальчик признался, что приемная мама не кормит его и постоянно дает слабительное. Позже именно этот психолог — Светлана Сулейманова — и стала новым опекуном Валеры. Правда, за это ей пришлось вместе с «МК» сильно побороться: Магадан упорно отказывал предоставить Светлане опеку.

«Маугли из Магадана» обрел новую маму.

Валеру поселили в детский подмосковный санаторий. Светлане разрешали его навещать. К мальчику приехали федеральный детский омбудсмен Анна Кузнецова, магаданский омбудсмен Денис Павлик и и.о. руководителя магаданской опеки. После чего между магаданской опекой и аппаратом Анны Кузнецовой все же было достигнуто понимание: Магадан дал добро на временную опеку Светлане Сулеймановой.

Однако, получая в представительстве Колымы удостоверение временного опекуна, Светлана с удивлением узнала, что опеку также дали и 67-летней Надежде Папп, землячке Валерия, давно проживающей в Москве. На Светлану Сулейманову активно собирали компромат, ей даже ставили в вину то, что она является профессиональной приемной мамой и уже воспитывает 8 приемных детей.

Непростая ситуация разрешилась 8 августа: Светлана Сулейманова получила удостоверение временного опекуна и постановление о временной опеке! Советник уполномоченного ребенка при Президенте РФ Максим Ладзин объяснил, когда Светлана окончательно сможет стать опекуном нашего Маугли: «Супруги Коротковы пока на время следствия ограничены в правах. Окончательно лишены прав они будут только после приговора суда (в общей сложности Любови грозит наказание сроком до 11 лет. — Ред.).

«Отдельное спасибо хочется сказать «Московскому комсомольцу», — добавил он. — Газета первой подняла в нескольких статьях эту актуальную проблему».

ТЕПЕРЬ В МЕТРО ПОМОГАЮТ СЛЕПЫМ

Эта история началась с поста-жалобы в социальной сети.

Слепая певица Юлия Дьякова рассказала, что в метро ей и ее друзьям с четвероногими помощниками не помогают. Якобы у сотрудников центра мобильности пассажиров есть установка: если человек с собакой-поводырем, то помощь ему уже не нужна. После статьи в «МК» ситуация в корне изменилась!

Когда в Москве открылся центр обеспечения мобильности пассажиров, восторгам не было предела. Еще бы: при необходимости вас могли сопровождать до 4 сотрудников в ярко-салатовых жилетах, которые помогали перемещаться людям с проблемами зрения, слуха и опорно-двигательного аппарата, пенсионерам и группам с детьми, при необходимости даже носили тяжелый багаж. Однако в этом хорошем начинании нашелся изъян.

Певица Юлия Дьякова вместе со своим поводырем.

«Обычно мне не нужны сопровождающие, так как меня отлично водит моя Диана, и все мои маршруты она знает, — рассказывает Юлия Дьякова. — Но сейчас в метро часто ремонтируют что-то, и приходится пользоваться незнакомым выходом или переходом. Ко мне подошла девушка, представилась сотрудником центра мобильности и спросила, не нужна ли помощь. Она пояснила, что они не обязаны помогать слепым с собаками, но она поступит в обход правил. Я удивилась: что за правила такие? Мои незрячие друзья подтвердили, что все, у кого есть собаки-поводыри, получали от этой службы отказы. По всей видимости, начальство метро переоценивает возможности наших четвероногих помощников. Они хорошо работают на знакомых маршрутах, но куда идти на незнакомой станции, собака не поймет, она же не умеет читать таблички. Собака — это не навигатор».

Материал в газете прочитали рядовые сотрудники метро и сами стали обращаться к незрячим людям и предлагать свою помощь.

Посты-жалобы сменились на Юлиной страничке восторгами: «МК» меняет мир! Одна небольшая статья изменила нашу жизнь. Люди поняли, что нам трудно, и по своей инициативе стали внимательнее».

«ЧУДО-РЕБЕНОК ИЗ ПАВЛОДАРА» ТЕПЕРЬ… ОПЕРНАЯ ЗВЕЗДА

Конечно, сейчас может выглядеть странным — будто бы мы примазываемся к славе восходящей оперной звезды мирового уровня Марии Мудряк, ныне покоряющей лучшие сцены мира… но 14 лет назад о 9-летней Маше-Марии скромно писала лишь павлодарская пресса: уже в 6 лет девочка из Казахстана попала в Книгу рекордов Гиннесса как самая юная певица планеты.

Узнав о чудо-ребенке, мы поехали на перекладных в Павлодар: семейство Мудряк радушно приняло корреспондента «МК»; вместе с Машенькой ходили на Иртыш, купались, ели арбуз… конечно, слушали ее песни: люди, не видя ее, просто отказывались верить, что поет ребенок!

фото: facebook.com
Маша Мудряк покоряет мировые оперные сцены.

Одна статья, вторая, третья. И вот уже через год Машенька — проездом в Европу — посещает нашу редакцию… Как говорила тогда ее мама, Ольга Генриховна, «профессионалы из Италии пророчат, что Маша станет самой молодой Джульеттой в истории Ла Скала: она наверняка будет петь эту партию в 15–16 лет, то есть наиболее приближенно к возрасту литературной Джульетты, небывалый случай!».

Маша росла — год от года, — мы регулярно встречались или созванивались с ней и ее родителями, провожали в аэропорты… Маша так трогательно несла на борт переноску со своим любимым котом.

— Я хочу петь красиво. Хочу, чтобы люди, когда я пою, подумали о доброте. Это так просто, — говорила 10-летняя Маша.

Прошли годы, и сегодня Маша в свои 18 лет (!) на «отлично» защитила диплом в Миланской консерватории им. Джузеппе Верди. Теперь ее сопрано звучит в «Свадьбе Фигаро» театра Петруццелли (Сюзанна), в «Богеме» театра «Кочча» (Мими), в «Травиате» Астана-оперы (Виолетта), график расписан на годы вперед по всему миру. И так здорово, что ее медийный путь в российской прессе начался именно с «МК».

«ДЕВОЧКА ИЗ СОБАЧЬЕЙ БУДКИ» УЧИТСЯ НА ЧЕТВЕРТОМ КУРСЕ

Ясные глаза. Улыбка на пол-лица. Парадный курсантский китель. Это все она — Люда Фурсова. «Девочка из собачьей будки», заголовок статьи, за который «МК» не отругал только очень ленивый.

Как смели мы назвать хорошую девочку, которой и так в жизни не повезло, таким нехорошим, бьющим наотмашь словом. Но громкое название того стоило — более миллиона читателей прочитали о злоключениях несчастной красавицы-сироты.

Трехлетнюю девочку из липецкого села добрые люди нашли в собачьей будке. Беспробудная пьяница родная мать была лишена родительских прав и позже попала в тюрьму. Малышка оказалась в детском доме, откуда ее в пятилетнем возрасте удочерили. «Смотрю, стоит кроха, ручонками за железную решетку держится: «Тетя, дай хлебушка», — рассказывает Татьяна Демихова, приемная мама.

Миллион читателей, сотни ссылок — благодаря этому Люду Фурсову восстановили в институте МВД.

Девчушка, чье начало жизни отнюдь не предвещало счастья, окончила с отличием школу, сама без положенных льгот (документы на них затерялись где-то в приемной комиссии) поступила в Белгородский юридический институт МВД, но на третьем курсе ее решили из престижного вуза выгнать под явно надуманным предлогом — якобы курсантка, которую не отпустили из-за плохого самочувствия с занятий по стрельбе, пообещала кого-нибудь «застрелить».

Свидетелем этих слов была только институтская медсестра, но разбираться никто не стал. К родной матери ее вон — обратно в собачью будку.

Начальники, не задумываясь, подписали приказ об отчислении, напоследок с барского плеча пообещав одно: если девушка не будет громко требовать справедливости, так уж и быть, ей разрешат не выплачивать государству триста тысяч рублей, уже потраченных на ее учебу…

…Это удивительно, но мы ведь так и не встретились с Людой воочию. Всего три разговора по телефону. С Людой, голосом отличницы рассказавшей, как оно было на самом деле. С ее приемной родной мамой Татьяной Демиховой, очень к месту вспомнившей историю с «собачьей будкой», рефреном прошедшую через все статьи. С руководством белгородского института МВД РФ, полагавшим, что яблоко от яблони недалеко падает. Три разговора по телефону. Три публикации.

И личное беспрецедентное решение министра внутренних дел Владимира Колокольцева Людмилу Фурсову в институте восстановить. Экзамены за третий курс девушка сдавала отдельно, позже всех, если честно, то на нервах. В вузе работала комиссия из Москвы, проверяла наличие коррупционной составляющей в действиях руководства.

В сентябре Люда Фурсова стала четверокурсницей. Все зовут к себе в гости под Липецк. Мама Таня такие пироги печет и соленья закатывает — на фотографиях залюбуешься!

ДИМА + КАТЯ = ЛЮБОВЬ

«А вы знаете, что ваш Дима ловелас?!» — утром разбудил звонок, дышащий гневом.

Никогда бы не подумала, что трогательная романтичная история «Дима + Катя», вышедшая в «МК», может вызвать такие бурные эмоции: чиновников, других журналистов, читателей…

Дима Евдокимов — дэцэпэшник с сохранным интеллектом, но не может двигаться и говорить, Катя Королева умственно отсталая. Именно он научил ее читать, писать, думать… Но вместе им не сойтись, потому что Дима по состоянию здоровья живет в обычном Доме ветеранов, а Катя — в специализированном ПНИ. И их объединяет только апрель, месяц реабилитации в общем социальном центре, единственное место, где они бывают вместе. Этой несбыточной любви уже 13 лет.

Катя и Дима воссоединились и собираются пожениться.

Когда они встретились, Диме было 29, Кате — 25. Сейчас ему 42, и ей 38. Половина жизни прошла. Лучшая половина…

Переправить Катю к Диме в обычный интернат не могут. По диагнозу не положено. И, значит, вместе им не сойтись никогда… Дима написал об этом Путину. А кому еще?!

Он очень просил, что если Катю нельзя поселить у них в Доме ветеранов, то хотя бы перевести в 20-е ПНИ, что совсем близко, и он бы смог тогда брать такси и ездить к ней в гости. Хотя бы так.

«Если бы Дима Катю любил, то не ее бы к себе пытался забрать, а пожертвовал бы собой и сам бы ушел в ее психоневрологический интернат, это вполне возможно», — было сделано такое встречное предложение. Но на него не согласился уже Дима. Потому что это означало не только не спасти Катю, но и погубить себя.

…Несчастный, прикованный к коляске Дима выл где-то на заднем фоне, пока в изъятую у него телефонную трубку журналисту «МК» строго выговаривали о том, что такие статьи писать нельзя. Потому что ни к чему хорошему они не приведут. И не научат. Меня убеждали, что Катя вполне счастлива и без Димы — тем, что у нее в интернате четырехразовое питание и компот из сухофруктов, а еще их ПНИ водят в музеи по выходным. Зачем ей Дима? Кормить его с ложечки? Ухаживать за ним? «Какая тут любовь — ему просто выгодно быть с ней, он все заранее просчитал», — трезво объяснили мне.

Конечно, чудес не бывает, но и чиновники тоже, наверное, иногда плачут, читая непростые истории любви в «МК». И чудо опять произошло.

Вот последнее письмо от Димы — уже мне, не Путину.

«Добрый день, Катя! Все получилось! Мою Катю перевели в 20-й интернат, это совсем рядом со мной, и теперь я могу к ней ездить. Сейчас я ищу юриста, чтобы с его помощью нам расписаться, тогда я смогу отстаивать Катины права уже как ее законный муж. Может быть, как-то удастся сделать это через вашу газету? Так мы направим наш с Катей процесс соединения в нужное русло. Думаю, заняться этим сразу после выборов президента… Дима Евдокимов».

ГАЗЕТА ЖИВЕТ ОДИН ДЕНЬ?

… Тех , которых мы в уходящем году спасли, поддержали, которым помогли выстоять, не согнуться, не упасть, не пропасть, конечно же, гораздо больше. Мы помним их всех. Несколько строк, абзац, глава в очередной статье. Наши герои. Бывшие, будущие, настоящие…

Нет, не все получается и не всегда. И иногда непонятно, что вроде все есть, бумаги, документы, свидетели, живая история, трепещущая в руках, как только что пойманная рыба, и правда на нашей стороне, а не складывается — хоть ты тресни. Может быть, потом, когда придет время? Ведь должно же что-то остаться на потом…

И неправда, что газета живет один день, она живет ровно столько, сколько ждут от нас помощи те, о ком мы еще напишем.

Comments are closed.