«Она полагает: двойняшек увезли в Чечню»: дикое дело Татьяны Третьяковой

Пропавшие девочки.

Житейская история: супруги развелись и делят детей.

Отец — Рашид Читаев, чеченец, живет в Германии. У него два гражданства — российское и германское. Мать — Татьяна Третьякова, русская. Живет в Москве, у нее одно гражданство — российское. Познакомились студентами. Жили поначалу у родителей Татьяны. Родили дочку Далилу. В 2005-м уехали в Германию как беженцы. Миграционная служба ФРГ признала Рашида человеком, которого на родине могут преследовать по политическим соображениям.

В Германии родились Руслан и Марха. На детей немцы платят приличные пособия, так что на жизнь хватало. С жильем тоже проблем не было: Читаевым дали пятикомнатную квартиру. Татьяна не работала, поскольку, как она говорит, была «то беременная, то кормящая». Рашид тоже не работал. Но ему было скучновато.

Человек он энергичный, с сильным общественным темпераментом. В России боролся за братьев, арестованных по подозрению в причастности к боевикам. Обращался в ЕСПЧ, в СМИ, к правозащитникам. О нем даже писала Политковская. На этой волне его и признали политическим беженцем. Но в упорядоченной Германии абсолютно некуда было себя приложить и не с кем бороться.

В семье пошел разлад. По словам Татьяны, стали проявляться деспотичные черты характера, которые Рашид подавлял в Москве из-за того, что там они жили вместе с ее родителями.

Несколько раз она от него уходила с детьми — пряталась в берлинском доме защиты от домашнего насилия. А в 2010-м уехала в Россию. Вместе со всеми тремя детьми. Насовсем. Хотя опять была беременна — на этот раз двойней.

Девочки родились в январе 2011-го, а в феврале Татьяна и Рашид официально развелись.

Летом того же года Татьяна с детьми и мамой поехала к родственникам в Гомельскую область — погостить. А в августе Рашид приехал туда и насильно забрал Расула и Марху. Ворвался в квартиру, ударил бабушку, дети кричали, он их тащил по улице полуодетых. Соседи видели эту душераздирающую сцену, их показания есть в постановлении суда.

Сына и дочь Рашид увез в Германию.

Чтоб родитель вывез детей за границу, ему нужна доверенность от другого родителя — таков закон. Татьяна Рашиду никакой доверенности не давала. Тем не менее дети пересекли границу, что вызывает вопросы к ФСБ — пограничные органы с 2003 года входят в ее состав.

Как бы там ни было, но с 2011 года, то есть уже шесть лет, Расул и Марха живут в Любеке. У Рашида новая жена, она тоже родила ребенка. Двое детей Татьяны находятся на ее попечении.

«По решению Гагаринского суда от 16.12.2011 г. все 5 детей должны проживать со мной, — объяснила Татьяна корреспонденту «МК». — Рашид обязан передать мне Расула и Марху, которые ко времени вступления решения в законную силу были уже вывезены в Германию. Есть исполнительный лист. Но решение нашего суда в Германии не приняли, решили не отдавать детей в Россию, чтобы снова не травмировать их психику (туда-сюда перевозить) и потому что «в Германии хорошо, а как в России, они не знают» — примерно так сказала судья».

Рашид с дочками.

■ ■ ■

С Татьяной остались старшая дочка Далила и двойняшки — Рената и Руслана.

С Расулом и Мархой бывший муж ей общаться не давал. А она ему не давала общаться с двойняшками. Потому что двух детей он уже похитил. И двойняшек тоже может похитить, если его до них допустить.

«Детей от меня скрывали семь лет, — подтвердил «МК» Рашид Читаев. — Я был лишен общения с ними».

Не сам лично подтвердил, а через журналиста Владимира Долина, хозяина квартиры в Москве, где он сидит четвертый месяц под домашним арестом. У Рашида жилья в столице нет, а с Долиным они давно знакомы. Он согласился, чтоб Рашид отбывал домашний арест у него.

Арестован он потому, что все-таки забрал двойняшек. Но уголовное дело возбуждено не поэтому. Родитель забирает своих детей, а не чужих. Это не является преступлением.

Преступлением в случае Рашида являются сопутствующие обстоятельства: незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица (УК РФ, ст. 139, ч. 1), и грабеж (УК РФ, ст. 161, ч. 2).

Чужое жилище — это частный дом в деревне в Наро-Фоминском районе. Татьяна его сняла этим летом. С детьми там жила ее мама. Сама Татьяна работает, она приезжала на выходные.

25 сентября 2017 года в половине одиннадцатого вечера Рашид приехал туда с неустановленным мужчиной, как написано в постановлении о возбуждении уголовного дела. Они залезли в окно на второй этаж (проникновение), взяли у бабушки телефон (грабеж), забрали девочек и увезли на неустановленном транспорте в неустановленном направлении.

Бабушку заперли без связи, но она сумела вылезти в окно и вызвать полицию.

Уголовное дело было возбуждено 26 сентября 2017 г. в 8 часов 15 минут Главным следственным управлением по Московской области.

А 5 октября Рашид приехал к Татьяне домой — договариваться о дальнейшей судьбе детей. Там его и арестовали.

С тех пор он под следствием. Мера пресечения «домашний арест» определена ему из-за телефона стоимостью 800 рублей — так он сам объяснил «МК» через Долина.

■ ■ ■

Татьяна уверена: дети нужны Рашиду, чтобы получать на них в Германии социальные выплаты, не работать и жить безбедно.

Рашид уверен: Татьяне дети нужны, чтоб на них получить в Москве квартиру как многодетной матери.

Вникать в эти доводы и оценивать их справедливость мы не будем. Любой семейный конфликт для посторонних — дело темное, лучше туда не лезть.

Статья написана не для того, чтоб поддержать одного из супругов. Она написана для того, чтоб найти шестилетних двойняшек Ренату и Руслану, которые никогда не общались с отцом и не знали его, и вдруг он явился к ним среди ночи — незнакомый мужчина, — забрал и куда-то увез.

Две девочки, гражданки России, исчезли.

Рашид не говорит, где они. Его можно понять. По решению суда девочки должны жить с матерью. Если он раскроет место их пребывания, правоохранители их заберут и вернут Татьяне.

Сама она полагает, что двойняшки в Чечне — у родственников Рашида.

Перед Новым годом оперативная группа следственного управления вместе с Татьяной ездила в Ачхой-Мартан. Искали детей по адресам родственников. Но, конечно, никого не нашли.

Чечня — особый регион. Если следователи, прокуроры, любые силовики из других регионов едут туда по работе, они должны заранее предупредить чеченских правоохранителей, указав задачи, которые собираются решать в Чечне, и согласовать командировку.

Люди, у которых живут девочки, поэтому, конечно, знали, что за ними едут из России, и увезли их на время в другое место. Там с этим очень просто. К тому же по местным обычаям дети считаются собственностью отца, а не матери. И ни у кого нет сомнений, что отец-чеченец имеет гораздо больше прав на детей, чем русская мать.

■ ■ ■

В соответствии с российским законодательством (Гражданский кодекс, Семейный кодекс, Федеральный закон N159) шестилетние Рената и Руслана являются детьми, оставшимися без попечения родителей: отец у них находится под стражей, а мать долгое время отсутствует.

Понятно, она не по своей воле отсутствует. Но суть от этого не меняется — почти четыре месяца с девочками нет ни одного из родителей.

Оставшиеся без попечения родителей дети по российским законам не должны оставаться без охраны. Эту задачу берет на себя государство в лице органов опеки и попечительства.

Для осуществления своей деятельности органы опеки и попечительства наделяются полномочиями, среди которых важнейшими являются выявление и учет детей, оставшихся без попечения родителей (п. 1 ст. 34 ГК РФ, п. 2 ст. 121 СК РФ).

В целях оказания содействия органам опеки и попечительства в выявлении таких детей закон обязывает должностных лиц и граждан немедленно сообщать о всех ставших им известными случаях утраты детьми родительского попечения. Потому что да, такие дети могут, конечно, жить у родственников. Но органы опеки должны знать, что это за родственники. Какие у них условия. Нет ли у них угрожающих ребенку наклонностей.

У нас хорошие, правильные законы. Но в случае двойняшек они не сработали. Право на защиту государства, обещанное им законом, не соблюдается. Контролирует соблюдение прав детей уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка. Как журналист я обратилась в пресс-службу уполномоченного с просьбой разъяснить безразличие государства к девочкам, оставшимся без попечения родителей.

«Оставшиеся без родителей дети пропали, — написала я в редакционном запросе. — Неизвестно даже, живы ли они. А если живы, кто о них заботится? Дееспособные это люди? А если о них заботится педофил, например?»

В пресс-службе уполномоченного при Президенте РФ я не получила конструктивного ответа. Надо мной просто посмеялись: «А если о них заботится не педофил?»

Еще до моего обращения — когда Рашид только забрал девочек — Татьяна Третьякова тоже обращалась к уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка. И 13 ноября 2017 года ей пришел ответ: «Уполномоченным при Президенте Российской Федерации подписано обращение к уполномоченному по правам ребенка в Чеченской Республике с просьбой сообщить информацию о месте нахождения детей и условиях их жизни и воспитания».

После 13 ноября прошло два месяца. О реакции уполномоченного в Чеченской Республике на эту просьбу ничего не известно, выполнил он ее или не выполнил.

Еще один запрос я направила в пресс-службу Министерства образования, где есть специальный департамент государственной политики в сфере защиты прав детей, один из ключевых проектов которого «оказание гражданам помощи в случае незаконного перемещения или удержания детей за пределами Российской Федерации и на ее территории». Но оттуда и вовсе не удалось получить никакого ответа.

Мать двойняшек Татьяна Третьякова. Фото: СОЦСЕТЬ

■ ■ ■

Хотя немецкий суд установил, что Расул и Марха должны видеться с матерью, Татьяне никогда не удавалось с ними встретиться. Она приезжала в Германию, а Рашид их увозил. Говорил, что забыл про свидание. Придумывал отговорки.

Поэтому сейчас, когда он оказался под домашним арестом, Татьяна поехала в Любек и наконец увидела своих старших.

По ее словам, внешне с ними все в порядке. Ухоженные, выглядят хорошо. Разговаривали, правда, настороженно — будто чем-то напуганы.

На следующий день она снова пришла, но детей уже не было. Нынешняя жена Рашида, видимо, сообщила ему, что Татьяна приехала, а он велел Расула и Марху увезти.

Очевидно, он хороший отец. Даже наверняка. А Татьяна — хорошая мать.

Но повторим: наша статья не о том, какие они родители. Она о маленьких детях, которые вырваны из своей семьи, где родились и выросли. Вместо этой семьи их поместили неизвестно в какие условия и полностью лишили права на защиту государства.

В обществе с родоплеменными отношениями, где дети такая же собственность, как домашний скот, это было бы нормально. Но современная Россия — она все-таки не первобытное общество. А дети — не овцы и не телята. Они граждане своей страны. Поэтому в стране должны соблюдаться установленные в отношении их законы.

У наших правоохранительных органов находятся силы и средства на то, чтоб посадить министра экономики Улюкаева. А на то, чтоб отыскать в Чечне двух маленьких девочек, сил и средств у них нет.

Если государственные органы, призванные решить проблему, бессильны, — остается последнее.

Президент Путин должен попросить главу Чечни Кадырова найти девочек и вернуть их матери. Чтоб закон в отношении их соблюдался и они жили там, где определил в 2011 году Гагаринский суд.

Тогда, кстати, и Рашида Читаева можно будет освободить от домашнего ареста на время следствия. Ведь эта мера пресечения определена ему на самом деле не для того, чтоб расследовать отъем бабушкиного телефона, а для того, чтоб он не смог незаконно увезти двойняшек в Германию — так же, как в 2011 году увез старших детей.

Если девочки найдутся, меру пресечения ему наверняка изменят. И это будет справедливо.

Сравните: 68 млн руб., в хищении которых подозревают режиссера Серебренникова, и 800 рублей — стоимость мобильника, который Рашид взял у бабушки. Разница в суммах, которые им инкриминируются, несопоставимая. А под домашним арестом сидят и тот, и другой.

Ладно, Серебренников у себя сидит. В своей квартире. А Читаев-то — в чужой. Что, конечно, доставляет серьезные неудобства ее хозяевам, которые по доброте душевной повесили на шею дополнительного жильца.

Но в этой истории у них роль заднего плана. Изменить они ничего не могут. Им остается только посочувствовать…

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Comments are closed.