«Оскар» за худшее следствие: кинопродюсер бьется за справедливость пятый год

фото: Алексей Меринов

Его уголовное дело само может стать (и не удивлюсь, если так и будет) сценарием для захватывающего фильма, который тоже мог бы претендовать на «Оскара». Чего только не происходило с ученым-экономистом (Фетисов кроме продюсирования кино автор ряда законов о банковской деятельности и страховании, разработчик антикризисных программ, профессор, член-корреспондент РАН, предприниматель) почти за четыре года следствия. СИЗО, автозаки, криминальные авторитеты, допросы… В его деле остался только один потерпевший, и это… он сам.

Любой детектив рано или поздно подходит к своему финалу, но развязки этой сумасшедшей истории как будто не предвидится. Генеральная прокуратура РФ, которая билась за Фетисова все эти годы, отказывалась утверждать обвинительное заключение, неожиданно передумала. Именно поэтому он не смог принять участие ни в одном международном кинофестивале, где, по иронии судьбы, всё побеждали и побеждали его фильмы.

Обо всем этом — в материале «МК».

Сцена первая. Человек из списка «Форбс»

Почему историю Фетисова надо знать каждому? Как сказал мне один известный политик в кулуарах Кремля, она — пример того, как много может достичь в нашей стране по-настоящему талантливый человек и как в мгновение ока его могут лишить всего этого, и главное — репутации.

— Я даже придумал аллегорию: высоко в горах стоит титан с кувалдой и сбрасывает в пропасть, «спускает на землю», тех, кто рискнул достичь вершин.

Титан, надо понимать, в погонах. Образ современной правоохранительной системы. Но вспомним самое начало истории, причем оно отнюдь не уголовное, а скорее романтически-вдохновляющее. Эпизод «подъема в горы».

В одном из самых красивых и стильных, по мнению кинокритиков, российских фильмов последних лет «Дуэлянт» (Глеб Фетисов был его сопродюсером) главный герой обладает уникальным талантом, ему сопутствует удача, и он фактически бессмертен. Так вот сам Фетисов всю жизнь был таким. Школа с медалью, экономический факультет МГУ и Финансовая академии при правительстве с отличием. Научный сотрудник Центрального экономико-математического института АН СССР, преподаватель, а потом заведующий кафедрой макроэкономического регулирования и планирования (МЭРиП) экономического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. Кандидатские, докторские по экономике, десятки книг на тему финансов и банковской деятельности… «Умница», — так по-простому отзывались о нем многие видные деятели государства. Фетисов обладал знаниями, а может быть, еще и особым даром делать деньги из всего. Собственный банк, список «Форбс», состояние в миллиард…

Но главное — он занимается тем, как научить все российские банки и саму экономику страны работать эффективно. Фетисов написал умопомрачительное число законопроектов, многие из которых были приняты, и по ним страна живет до сих пор. Основные среди них касаются банковской деятельности и страхования.

Признание. Благодарность. Все это пришло незамедлительно. Был ли Фетисов честолюбив? Наверняка. Мог ли он сделать хоть что-то, что могло бы запятнать его репутацию, которую он нарабатывал всю жизнь? Невозможно. Тогда как он попал за решетку?

Сцена вторая. Арест года

В 2013 году Фетисов ушел с головой в политику (создал партию «Альянс зеленых») и продал все активы, кроме медийных (с кино он решил не расставаться ни при каких обстоятельствах).

Фетисов был бенефициаром «Моего банка». Продать такое учреждение не так просто, как может показаться людям, в экономике не сведущим.

— Я привел в Центробанк потенциального покупателя, — рассказывает он. — Его кандидатуру не одобрили. Тогда я попросил их самих подобрать подходящих людей. В итоге так и сделали.

21 ноября 2013 года «Мой банк» перешел в собственность 11 бизнесменов, имеющих опыт в банковском бизнесе, среди которых были работавшие председателями правлений кредитных организаций России, бывшие высокопоставленными чиновниками правительства и Центрального Банка Российской Федерации. В их числе — внимание! — экс-глава Российского фонда федерального имущества Владимир Малин, бывший зампредседателя ЦБ РФ Ринат Сетдиков. Забегая вперед, скажу, что никто из них в числе обвиняемых или даже подозреваемых в уголовном деле по факту разорения банка не фигурирует.

По условиям сделки новые владельцы взяли на себя контрактные обязательства «не совершать действия или бездействия, в результате которых может возникнуть угроза приостановления операций, отзыва лицензий, банкротства или ликвидации банка». Также покупатели согласились обеспечить до конца 2020 года непрерывность работы «Моего банка» без нарушений законодательства России.

Но ничего из этого они не выполнили. 31 января 2014 года кредитная организация лишилась банковской лицензии. А меньше чем через месяц, 22 февраля, появилось уголовное дело по факту вывода из «Моего банка» имущества в размере 556 млн рублей.

До сих пор остается непонятным, почему следователи решили виновным в проблемах банка сделать Фетисова, а не новых собственников и не менеджмент банка. Он никакой вины за собой не признал и до сих пор считает себя к этой истории никак не причастным.

Но факт остается фактом: в ночь с 27 на 28 февраля 2014 года Глеб Фетисов без какого-либо вызова по повестке был задержан в аэропорту «Домодедово». Причем по прилете в Москву, а не при вылете, как утверждают высокопоставленные чиновники СК.

Сцена задержания была яркой, со спецэффектами — более десятка вооруженных автоматами спецназовцев скрутили интеллигента Фетисова прямо у трапа самолета. Надели на него наручники и доставили на ночной допрос к следователю (допрос, между прочим, длился до утра и в отсутствие адвокатов, но на эти «мелочи» сегодня уже мало кто обращает внимание).

Следующим вечером Фетисова под охраной доставили в Басманный районный суд Москвы, который — в отсутствие обвинения — вынес решение об аресте на 2 месяца. Обвинение было предъявлено лишь через неделю, а срок содержания Фетисова в тюрьме в итоге вырос с двух месяцев до полутора лет (суды продлевали арест более 10 раз).

В постановлении о привлечении Фетисова в качестве обвиняемого следователи указали, что тот, «действуя по предварительному сговору с неустановленной группой лиц, влиявших на принятие решений исполнительными органами «Мой банк», разработал преступный план хищения имущества данной кредитной организации».

Но зачем? Почему?! Мотив в постановлении о возбуждении уголовного дела прописан не был.

Фото: пресс-служба Глеба Фетисова

Сцена третья. Тюремный путь больших денег

Чтобы доказать свою непричастность к банкротству банка, Фетисов сам предложил выкупить все его долги, полностью расплатиться с кредиторами. И хотел это сделать еще в марте 2014 года, но следователи и Агентство по страхованию вкладов (как конкурсный управляющий в «Моем банке») упорно отказывали ему в этом под надуманными предлогами (не пускали в СИЗО нотариуса, чтобы оформить документы, не давали номера счетов для перечисления денег и т.д.). Почему они так делали? Внятного ответа с их стороны так и не последовало. Вероятно, потому, что Фетисов всячески подчеркивал, что он не виновен в проблемах банка, а погашение долгов просит рассматривать как жест доброй воли ради сохранения своей деловой репутации.

Только в ноябре 2014 года каким-то чудом удалось начать выкуп обязательств «Моего банка». В результате Фетисов через подконтрольную компанию выкупил к февралю 2015 года все до копейки долги давно не принадлежащего ему «Моего банка» в размере более 15 млрд руб. Это в 7 раз больше ущерба, который вменялся обвинителями (к этому времени следователи увеличили размер ущерба по делу Фетисова с 556 млн до 1,9 млрд рублей).

Итак, резюмируем. Почти год Фетисов уговаривает взять деньги в счет погашения долгов чужого банка (к которому он уже много месяцев не имеет никакого отношения), а деньги не берут! Где еще такое увидишь? Как тут снова не вспомнить голливудское кино?! Однако даже столь масштабное событие не смягчило позицию следствия и судей, и Фетисов остался в СИЗО еще более чем на полгода.

Полтора года Фетисова прессовали по полной программе: в СИЗО он едва не умер от обострившихся в тюрьме хронических болезней, ему запрещали свидания, телефонные разговоры с матерью, женой и детьми и многое другое… Полтора года судьи соглашались с мнением следователей, что выход Фетисова на свободу может негативно сказаться на ходе расследования, а сам подследственный скроется за границей. Следователи в зале суда демонстрировали уверенность в своей правоте, повторяя раз за разом: Фетисов совершил мошенничество, причем не один, а в составе неустановленной группы лиц. То есть, по сути, он член, а то и лидер ОПГ.

— Нельзя просто так написать в постановлении о предъявлении обвинения, что преступление совершено «группой лиц по предварительному сговору», — взывал на очередном продлении ареста адвокат. — Нужно обязательно указать, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления, предварительно выявив, кто именно входит в такую группу. Что следствием так и не было сделано.

Генеральная прокуратура добивалась освобождения Фетисова из следственного изолятора. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь после обращения заместителя Генпрокурора в Верховный суд. В итоге Фетисов вышел на свободу 14 августа 2015 года. А еще через месяц Генпрокуратура отказалась передавать материалы уголовного дела Фетисова в суд и вернула дело на дополнительное расследование. Все посчитали это свидетельством того, что ГП не сомневается в его невиновности. Дело рассыпалось, Фетисову изменили меру пресечения с содержания в СИЗО на домашний арест, а через неделю, когда истек срок содержания под домашним арестом, он вообще стал неограниченно свободен. Но рано радовались.

Сцена четвертая. Судьба доносчика

Уже через два месяца, в октябре 2015 года, следователь избрал Фетисову новую меру пресечения — подписку о невыезде. Непонятно, зачем это было нужно, ведь эти два месяца Фетисов никуда даже не выезжал, хотя мог по примеру фигурантов других дел собрать вещички и навсегда переехать за границу.

В июне 2016 года следователи переквалифицировали дело. По новой версии следствия, Фетисов уже не мошенник, а растратчик имущества «Моего банка».

Ради этого следственный орган даже пожертвовал ключевым свидетелем — Кирой Андриановой, председателем правления «Моего банка». По сути, постановление о предъявлении Фетисову обвинения в мошенничестве было написано на основе ее показаний.

В показаниях председателя правления «Моего банка» Киры Андриановой много нестыковок, а местами, извиняюсь, откровенного вранья. Вот один пример: по словам Андриановой (и это прописано в материалах дела), 25 ноября 2013 года Фетисов находился в Москве, в своем офисе, и лично дал ей указание на покупку «Моим банком» акций Spyker Cars. К этому времени Фетисов уже не был собственником банка, поэтому не мог давать ей никаких указаний. Но самое главное, 25 ноября Фетисова не было не только в Москве, но и в России. О чем свидетельствуют отметки в загранпаспорте Фетисова, которые есть в материалах уголовного дела. С 23 по 28 ноября 2013 года Глеб Фетисов был в загранпоездке.

Зачем Андриановой оговаривать своего бывшего руководителя и владельца банка? Очевидно: чтобы снять с себя ответственность за сомнительные сделки. Но вся пикантность в том, что именно Андрианова как председатель правления подписывала большинство документов по тем сделкам, где, по мнению следствия, есть состав преступления. Чего нельзя сказать о Фетисове: его подписи нет ни на одном таком банковском документе.

Итак, поскольку Фетисов никакой должности в банке на момент его разорения не занимал, то обвинение в растрате ну никак не клеилось. Вот и пришлось следователям всех собак повесить на Андрианову, переведя ее из разряда свидетелей в разряд обвиняемых (сколько таких случаев за последнее время было по громким уголовных делам!). Ей вменили совершение пяти эпизодов растрат, то есть хищения имущества вверенного ей банка. А из Фетисова следователи решили сделать организатора: типа, это по его устному указанию Андрианова совершила все пять эпизодов растраты.

Следователей не смутил тот факт, что Московский арбитражный суд прекратил конкурсное производство по делу «Моего банка» после выкупа Фетисовым всех долгов этой кредитной организации. Все обязательства были исполнены, следовательно, больше нет ни одного потерпевшего из числа вкладчиков и других клиентов этого банка.

Это единственный случай в новейшей истории нашей страны, когда суд прекратил банкротство банка.

После судебного решения банк и вовсе был ликвидирован как юридическое лицо. На момент предъявления обвинения в организации хищения уже не было ни «Моего банка», ни потерпевших (разве что кроме самого Фетисова).

Для разрешения споров между банками и клиентами есть арбитражные суды. Зачем применять тяжелую артиллерию в лице следственных органов, возбуждать уголовное дело, тратить бюджетные деньги, когда все можно решить традиционным путем — в арбитраже?!

Сцена пятая. Колебания весов Фемиды

Весной 2017 года дело Фетисова дошло до суда. Однако судья Пресненского районного суда Москвы после ознакомления с материалами уголовного дела вернула их в прокуратуру для устранения грубейших нарушений. В частности, суд пришел к выводу, что закон был нарушен при составлении обвинительного заключения: обвинение в качестве потерпевшего указало кредитное учреждение, которое на момент окончания следствия уже было ликвидировано. Иными словами, «Мой банк» после ликвидации его как юридического лица больше нельзя считать потерпевшим. Также в обоснование своего решения суд указал на то, что следствием не определен круг собственников, которым причинен ущерб, как не определен и размер причиненного ущерба и не установлен сам факт присвоения денег.

Из прокуратуры дело во второй раз вернулось следователям.

В то же время все попытки прокуратуры обжаловать решение Пресненского районного суда в Мосгорсуде оказались тщетными — вышестоящие судебные инстанции поддержали решение о возвращении дела в прокуратуру.

Совсем недавно свое решение по делу «Моего банка» вынес Лондонский международный арбитражный суд. В пользу Фетисова. Как указано в решении Лондонского международного арбитражного суда, принадлежавший Фетисову «Мой банк» был в прошлом прибыльным; банк успешно управлял своими активами. В итоге Лондонский международный арбитражный суд постановил: Фетисов непричастен к банкротству «Моего банка» и не несет никакой ответственности за действия новых собственников кредитной организации и менеджмента. Всю вину за финансовый крах «Моего банка» лондонский арбитраж возложил на новых собственников и менеджмент банка.

Казалось бы, справедливость восторжествовала. После решения Лондонского международного арбитражного суда нет перспектив для продолжения уголовного преследования Фетисова в России? Однако отечественные правоохранители продолжают стоять на своем: предпринимателя нужно судить и наказать.

На премьере фильма «Дуэлянт» Глеб Фетисов как сопродюсер ленты сказал: «Для меня защита чести и достоинства — не пустой звук. Как и для русского офицера Яковлева, главного героя. Достаточное количество раз оказывался именно в дуэльных обстоятельствах. Когда предел, и, кажется, нет такого человеческого закона, который разрешил бы конфликт, кроме как дуэльный кодекс. Сейчас я также вынужден защищаться от сфабрикованных обвинений. Вы это знаете. Пример дуэлянта Яковлева убеждает: всего можно добиться, когда ты силен духом».

Кино — это то, что у Фетисова получается просто отлично (как, впрочем, в свое время было с банковской и научной деятельностью, политикой). Награды за картины сыплются со всех сторон, но присутствовать на церемониях бизнесмен не может — подписка о невыезде. О том, что ему избрали подобную меру пресечения, он узнал от следователя Первого следственного управления СК России. В октябре 2017 года от руководства СК пришел ответ на запросы, что подписка вроде как законна, при том что сам он лично ее не давал, нигде свою подпись не ставил, суда по поводу избрания меры пресечения не было. Но с титаном разве поспоришь?

Единственный, кто готов был воевать за Фетисова, — Генеральная прокуратура. Но буквально за считаные дни ее позиция изменилась (говорят, произошло это после обращения туда какого-то чина из СК). ГП утвердила обвинительное заключение, а когда московские суды — большая редкость! — не увидели в деле Фетисова никакой судебной перспективы, обратилась с кассацией в Верховный суд, а тот направил дело в президиум Мосгорсуда. Не знаю, признает ли столичная Фемида снова дело Фетисова непригодным для судебного разбирательства. Если нет, то снова будет Верховный суд, и снова судебные слушания… Все это — время, которого у людей дела и искусства нет. Зато его много у чиновников и силовиков.

4 марта 2018 года состоится церемония вручения наград в области киноиндустрии «Оскар». Шанс попасть туда в качестве не просто гостя, а участника многим режиссерам и продюсерам не выпадает за всю жизнь ни разу. Фетисову выпал. Причем представлять он должен именно нашу с вами страну. Страну, где правят «титаны». А вдруг российская кинолента и вовсе победит? Что скажут с подиума ведущие церемонии? Что ее продюсер не смог приехать, потому что его не выпускают из родной страны много лет?

Забавно, что такой случай уже был в 1981 году. Тогда «невыездной» Владимир Меньшов не смог поехать в Лос-Анджелес, и о том, что его «Москва слезам не верит» получила главный приз киноакадемии, узнал из программы «Время». Прошло 37 лет. Другая страна, другие герои, другие фильмы… Только нравы, увы, не изменились.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Comments are closed.