«Скоро будут сажать за диплом ГИТИСа»: Апфельбаум «закрыли» до апреля

фото: соцсети

Второй этаж здания Басманного суда к 11.00 заполнился внушительной группой поддержки арестантки: родственники, друзья и коллеги окружили зал, где должно было состояться заседание. Одна девушка даже надела мойку с портретом Софьи Апфельбаум. Сама обвиняемая в красной кофточке и брюках в полоску до заседания общалась со своим адвокатом Ириной Повериновой.

Из-за большого количества людей в последний момент зал для процесса заменили на более просторный. А в коридоре установили телевизор, который транслировал все происходящее в аудитории.

Сторону обвинения представляла совсем еще молодая следователь СКР. Она неуверенно зачитывала ходатайство, а потом остановилась и спросила судью, можно ли оглашать проведение очных ставок и другие следственные действия.

— Это можно озвучивать? — как школьница спросила следователь, заметно нервничая.

— Продолжайте, — ответила ей служительница Фемиды.

Та кивнула и заявила, что закончить следствие в настоящее время не представляется возможным, так как ещё нужно провести финансовую экспертизу и ознакомить обвиняемых с ее результатами. Кроме того, следствие не видит оснований для смягчения меры пресечения для Апфелтбаум, поскольку та может вступить в сговор с Екатериной Вороновой, находящейся в розыске.

— Прошу продлить Апфельбаум домашний арест до 19 апреля 2018 года, — сказала следователь.

Прокурор тоже, кстати, женщина, согласилась с коллегой, попутно отметив, что по делу не усматривается волокиты и все идет планомерно.

Адвокат и обвиняемая попросили огласить показания экс-бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой.

— Законом не предусмотрено на этой стадии следствия, — ответила им судья.

Тогда защитник, держа в руках внушительную стопку бумаг, пояснила, что это письма от практически всей творческой Москвы.

— Это коллективное письмо от РАМТ, они просят изменить меру пресечения на не связанную с ограничением свободы, — сказала Поверенова. Затем не оглашая содержания писем, перечислила аналогичные просьбы от бывшего министра культуры, а ныне посла России в Ватикане Александра Авдеева, председателя Союза театральных деятелей Александра Калягина, актрисы Юлии Пересильд, Международного фонда Немировича-Данченко, Московского цирка им.Ю.Никулина, Федерации еврейских общин и многих других.

— Они знают Апфельбаум, как добросовестного работника с безукоризненной репутацией, — отметила защитник.

Прокурор возражала против приобщения к делу документов, так как «деятели культуры не имеют права ходатайствовать перед судом».

— Здесь указываются сведения характеризующие Апфельбаум положительно, — заявила прокурор.

Наконец-то, слово дали Софье Михайловне. Она возражала против ходатайства следствия. При этом держалась уверено с гордо поднятой головой.

— Я два месяца нахожусь в изоляции я не совершала столь тяжких преступлений, которые мне вменяют. Я выполняла свою работу. Проект «Платформа» был разработан по поручению правительства. Я занималась его реализацией. Как будто я одна работала в Минкультуре, не было ни департамента контроля, ни департамента финансов, — говорила с вызовом в голосе Апфельбаум.

По ее словам, в министерстве сменилось два министра и пять заместителей и к ним претензий нет.

— А ко мне, видимо, есть, потому что я закончила театральный институт. Скоро, наверное, будут сажать за диплом ГИТИСа, — продолжала она.

Адвокат также категорически была не согласна с позицией следствия. Кроме Масляевой больше никто не сказал плохо про Апфельбаум, — заметила юрист.

— Бухгалтер не имела никаких дел с Апфельбаум, в то время сотрудником Минкультуры. Масляеву отпустили после того, как она наговорила «бог знает что».

Защитник обвинила следствие в предвзятости.

— Софья Михайловна дисциплинированный и талантливый руководитель. Но не знает бухгалтерии, как она могла обнаружить фирмы-однодневки? Масляева была вынуждена давать показания, чтобы выйти из СИЗО, — уверена адвокат.

Она попросила отпустить подзащитную под залог в 1 млн рублей.

— Это позволит Апфельбаум ходить на работу. Она не скроется от следствия: загранпаспорт сдан. Следствие будет идти ещё долго. До апреля оно точно не закончится. Мы готовы всячески содействовать расследованию, — заключила Поверинова.

Однако вершительница правосудия не приняла эти доводы. Хотя они звучали очень убедительно.

В итоге Басманный районный суд полностью удовлетворил ходатайство следствия.

Comments are closed.